В связи с открытием в марте этого года нового культурного Центра еврейской общины города Мюнхена на площади Святого Якоба (St.-Jakobs-Platz) мы взяли интервью непосредственно у руководительницы этого центра с госпожой Еллен Прессер. Еллен Прессер родилась в Мюнхене в 1954 году в семье польских евреев. В родительском доме она воспитывалась в духе еврейских традиций. После оканчания высшего учебного заведения, в котором Еллен Прессер изучала биологию и психологию, она работала в государственном педагогическом институте. С 1983 года она является директором культурного центра. Вместе с тем, она является свободной журналисткой и пишет прежде всего для еврейской газеты, выходящей на немецком языке, ("Jüdische Allgemeine"). В 2002 году в сотрудничестве с известной писательницей и переводчицей Ольгой Манхаймер Еллен Прессер выпустила в свет Антологию Новой еврейской прозы на немецком языке „Nur wenn ich lache. Neue jüdische Prosa“ („Только тогда, когда я смеюсь“). Являясь директором культурного центра, Еллен Прессер систематически проводит экскурсии в новую центральную синагогу, организовывает различные культурные проекты, как например, выставки, вечера, на которых устраивает дискуссии на самые животрепещущие темы, которые, правда проходят только на немецком языке. Наконец, надо так же отметить, что она очень активно сотрудничает с различными учреждениями науки и культуры, рассположенными как в Мюнхене, так и за его приделами...

Уважаемая Госпожа Прессер, С 1983 года Вы являетесь директором культурного центра еврейской общины Мюнхена. Поистине это довольно большой отрезок времени. Какие события, происшедшие за это время в общине, оказали на вашу жизнь наиболее сильное воздействие?

В 1983 году, когда я приступила к этой работе, я оказалась в переломной ситуации, так как Годом раньше нашей общиной было принято решение руками общественности провести капитальный ремонт в мюнхенском центре еврейской молодёжи. С этим была связана новая ориентация этого дома как общественного здания. Прежде начиная с 1957 года это здание предназначалось исключительно для еврейской молодёжи („Maon Hanoar“).

В 50 и 60-е годы стало фактически обычным то, что многие дети только тогда могли уйти из дома, если они хотели провести время в еврейском учреждении в кругу своих друзей и единомышленников. С открытием нового учреждения в начале 80-х годов также было связано с новой концепцией. Прежде ещё проявлялся большой интерес со стороны неевреев к еврейской культуре. В результате из всего этого возникла совершенно новая задача, для решения которой я была поставлена на эту должность. Это был первый решающий момент.

С самаого начала я должна была оформить эту работу так, как она должна выглядить. К тому же это открытие внешне для евреев не было как само собой разумеещееся. Однако, это было запланировано еврейской общиной и ею поддержано. Для членов же общины это открытие означало что-то совершенно новое. В то время было решено устраивать различные публичные программы, которые носили информационно-развлекательный характер, но порой и совершенно критичный.

Уже в первом сезоне после открытия то есть ещё в 1983 году, была проведена беседа на подиуме, на тему о положении, создавшемся после вступления Израиля на территорию Ливана. Это была дискуссия об отношении к теме Холокоста или Шуа и, как второе покаление, то есть дети переживших эти стобытия, это переработали. Это и стало для меня звёздным часом, то есть встречи с людьми – как евреями, так и не евреями -, которые готовы были откровенно обсуждать острые темы в контексте еврейскокй жизни. Так например, у нас в гостях побывал поэт-песенник Вольф Бирман. Он был первым, кто получил наше приглашение, так как его отец, будучи евреем и коммунистом и, став узником концентрационного лагеря Асвенсен, был в нём расстрелян. Искусство, с которым он нам поведал о своём детстве, семейной жизни, своих политических убеждениях, своём переезде в восточный Берлин, о своём отрезвлении - свидетельствует о том богатом опыте, который я лично могла бы пережить.

Нам известно, что Вы с самого начала еврейской имиграции из стран бывшего советского союза в Мюнхен, с помощью культурных мероприятия Вы внесли важный вклад в дело интеграции новых членов общины. Как Вы думаете, какое влияние оказал ваш вклад на интеграцию еврейских имигрантов в немецкое общество, с одной стороны, и, в общину – с другой?

Об этом спросите лучше самих имигрантов. Здесь необходимо прежде всего установить тот факт, что к началу 90-х гг. Германия была абсодютно не готова к принятию такой имиграции. Она стала совершенно новым феноменом, масштабы которого прежде всего были необозримы. С самого начала мы делали всё, что было возможно в наших силах. Мы импровизировали от а до я: курсы немецкого языка, ежевоскресные журфищы, на которых переселенцы встречались с местными членами общины. Мы доставали различные предметы домашнего обихода для обустройства квартир. Моим большим объектом было фортепьяно, которое я выпросила у одного писателя по имени Йозеф фон Вестфален для одной московской пианистки, чтобы она могла заниматься и давать уроки. Позднее имиграция приобрела такие размеры, что мы с нашими импровизировааными формами в молодёжно-культурном центре больше не могли с ней справляться. Это привело к созданию внутри еврейской общины совершенно нового отдела, а именно: интеграционного отдела. Если вы рассмотрите только голые цифры, то заметите, что в конце 80-х гг. Наша община насчитывала до 4.000 членов, к весне же 2007 г., число их достигло круглым счётом 9.500. тем самым стало ясно, что забота о новых членах общины должна была к этому времени базироваться на профессиональной основе. И сегодня интеграционный отдел имеет много сотрудников и рассполагает обширным рабочим планом.

В 1982 Г. Рахел Саламандер открыла свой известный магазин „Литературная торговля“, что означает – гдом раньше начала Вашей деятельности в культурном центре общины. Вы обе принадлежите к одному покалению и ваши родители были после второй мировой войны в лагерях для перемещённых лиц.

Рахел Саламандер открую ыла свою Литературную торговлю осенью 1982 года. К этому времени на Улице Принцрегентенштрасе уже полным ходом шли реконструкционные работы, которые привели к открытию в феврале 1983 г. Культурно-молодёжного центра еврейской общинй ы Ьюнхена и Верхней Баварии. Это два учреждения, которые возникли почти одновременно. Для того чтобы ясно представить себе, что в это время общество стремилось к развитию еврейской культуры и етрадиции, то можно получить совершенно ясное указание на то, что в начале 80-х гг. Очевидно сошлись два различных дела, а именно: готовность к открытию еврейской страницы, с другой же стороны – проявление огромного интереса нееврейской части общества к еврейским темам.

В течение последних 25 лет Культурный центр развивался по направлению к месту встречи, которая учитывает особенности интеграции еврейского сообщества в Мюнхене. Большое количество проектов было создано во взаимодействии с такими различными учреждениями, как: главное управление по делам культуры города Мюнхена (Kulturreferat der Landeshauptstadt München), Мюнхенским народным университетом (Münchner Volkshochschule), городской библиотекой (Münchner Stadtbibliothek), организацией под названием Монацензиа (Monacensia), а так же организации под названием Инициатива „Против предания демократии забвению“ (Initiative "Gegen Vergessen – Für Demokratie"). В каком направлении будет развиваться Культурный центр после переезда в новое здание, рассположенное на площади Святого якова? С какими институтами хотели бы Вы в будущем сотрудничать?

С упомянутыми Вами учреждениями мы продолжаем тесное сотрудничество, которое даже частично переросло в дружбу. В кооперации с Культотделом Мюнхена, Народным университетом и Чешским центром в апреле – мае 2007 г. Мы оказали поддержку в деле организации выставки на тему: „Петр Гинз: Пражский дневник 1941 – 1942“ („Petr Ginz: Prager Tagebuch 1941 – 1942"), которая состоялась в Гастайге (Gasteig) – крупнейшем культурном учреждении Мюнхена. За ней последовала выставка, посвящённая судебному процессу над нацистскими палачами концентрационного лагеря Асвенсен, происшешего в городе Франкфурт-на-Майне в 1963 – 1964 гг ("Auschwitzprozess 4 Ks2/63 Frankfurt am Main"). Эта выставка проходила в мае – июле 2007 г. В мюнхенском Дворце правосудия (Münchner Justizpalast). В этом проекте и при подготовке сопроводительной программы Культкрный центр оказал поддержку такой организации как Инициатива „Против предания демократии забвению“. Члены этой организации много лет действуют в рамках одной отдельной рабочей группы, чтобы напоминать о широко распространённых исторических последствиях так называемой Хрустальной ночи (Reichskristallnacht), происшедших, как известно, 9-го ноября 1938 г. Я здесь думаю конкретно о рабочеинтенсивной подготовке чтения имён евреев, депортированных из Мюнхена в период националсоциализма. Это означает, что имеются многообразно испытанные кооперации, которые мы охотно продолжаем и расширяем.

Имеются ли в вашей культурной программе двуязычные мероприятия, то есть мероприятия на русском и немецком языках, такие, как например, вечер памяти погибших в Бабьем яру, состоявшемся 26-го сентября 2006 года?

Это было очень важное траурное мероприятие, посвящённое 65-той годовщине массового уничтожения людей, которое в памяти еврейских имигрантов из стран снг занимает особое место. в прошлом, 2006 г., в тесном сотрудничестве с интеграционным отделом общины было организовано большое количество мероприятий. Так, например, в феврале 2006 в Доме художников (Künstlerhaus) прошёл концерт моужского хора „Дружба“, а в октябре того же года к нам с гастрольным спектаклем приехал имигрантский театр из города Росток „Михае“ („Mechaje"). Так как спектакль прошёл с большим успехом, то мы ещё раз пригласили к нам артистов. С началом имиграции наш центр постоянно приглашает авторов из этой области. И этому также есть не мало примеров, а именно: гастроли Фридриха Горенштейна, Беньямина Смехова, Владимира Войновича. поначалу имели место только чисто русскоязычные мероприятия, так как переселенцам для двуязычности не хватало знаний немецкого языка. Тем временем всё чаще имигранты стали посещать немецкоязычные мероприятия, потому что среди их представителей среднего и молодого покаления всё больше появляется те, кто хорошо владеют им, а порой владеют им как родным языком. Но мероприятия, посвящённые определённым событиям, как например, поминание жертв Бабьего яра, мы планируем и в дальнейшем проводить на двух языках. Что же касается этого мероприятия, то оно было таким не из-за людей, которые по-прежнему ещё недостаточно владеют немецким языком, напротив, мы исходили из атмосферы трагических событий, драматургических соображений, а также из содержания извлечённых нами определённых документов, которые в оригинале были на украинском и русском языках. Затем к этому мы приложили перевод на немецком языке.

Какие изменения произойдут в работе Культурцентра после переезда на Площадь Якова? Появятся ли какие-либо новые задачи перед Еврейским народным университетом?

Прежде для проведения больших мероприятий мы должны были прибегать к помощи, то есть проводить их в различных культурных учреждениях города, таких как: Гастайг, Дом литераторов. Сейчас же еврейская община Мюнхена рассполагает своими собственными просторными представительными залами, рассположенными в еврейском центре. Это уже сущеытвенное изменение. Культурно-молодёжный центр из своего окраинного положения в городском районе Богенхаузен (Bogenhausen) переехал в самый центр Мюнхена. Тем самым для всех интересующихся нашими мероприятиями мы стали досигаемы. И что касается главных задач, которые заложены в прогроамму Еврейского народного университета, то здесь я я думаю, что в связи с этим центральнчм положением круг запросов посетителей всё более расширяется, а значит, тем самым и развитие новых предложений становится важным. Я хочу предложить созидающую рабочую группу („Workshop“). У нас имеется замечательная шахматная группа, которая способна привлечь смешанную, то есть двуязычную, публику. Мы можем и хотим расставить новые акценты и облечь их также в новые красивые рамки.

Как по-вашему выглядит будущее нашей общины, в частности, и будущее еврейских общин в Германии вообще? Должны ли их культурные связи с Израилем углубляться или они должны совершенно самостоятельно развиваться?

Это два совершенно независимых друг от друга вопроса. Во-первых, еврейское сообщество Германии, я бы сказала, находится на высоком уровне консолидации. Оно к тому же повсеместно напротяжении последних 16 – 17 лет более чем втрое усилилось. Здесь даже возникли совершенно новые общины. Тем самым это означает, что люди приехали, чтобы найти своё место в германском обществ&