Петеру Финкельгрюну – 75: Китай, Израиль, Германия

Необычное место для подобного мероприятия – и достойное внимания сотрудничество нескольких посольств: 22-го февраля 2017 г. в чешском посольстве в Пекине прошло мероприятие, посвящённое памяти Холокоста. В роли хозяев выступили чешское, немецкое и израильское посольства в Пекине, представленные Бедржихом Копецким, Михаэлем Клаусом и Гаем Кивецом…

Выступить на мероприятии был приглашён Петер Финкельгрюн, родившийся 9-го марта 1942-го года в Шанхае и живущий сейчас в Кёльне. Первые четыре года своей жизни Финкельгрюн, сын еврейских беженцев из Германии, провёл в Шанхае. Затем он вместе с матерью и бабушкой эмигрировал в Прагу.

Идея пригласить Финкельгрюна на мероприятие в Пекине, посвящённое памяти жертв Шоа, принадлежит еврейской общине Праги, где его хорошо знают. Это и попытка напомнить о трудном пути к примирению между Китаем, Чехией, Германией и Израилем.

Петер Финкельгрюн в своём выступлении вспоминал о тяжёлой борьбе за выживание, которую вели 19000 – по другим данным намного больше – еврейских беженцев из Германии и Австрии: далёкий, окутанный мифами Шанхай в течение нескольких лет был единственным местом, куда евреи могли приехать без документов. Но и этот путь к спасению был окончательно закрыт 15.11.1942 г. 18-го февраля 1943 г. последовало заявление японцев – союзников Германии – что до 15.05 1943 г. все евреи, приехавшие после 1937-года, их квартиры и магазины будут перемещены в шанхайское гетто. Родители Финкельгрюна тоже должны были закрыть свой маленький магазин, торгующий перчатками и другими товарами из кожи. Главным инициатором решения о создании еврейского гетто Шанхая была организация NDSdAP/AO Shanghai, мобилизованная из около 2500 немцев – арийцев, находившихся в Шанхае. Лишь через два с половиной года, 03.09.1945, после освобождения Шанхая американцами и отступления японцев, заключённые в гетто были освобождены.

Биография Финкельгрюна типична для многих еврейских эмигрантов: его отец не дожил до освобождения. Он умер 29.07.1943 вследствие пережитых травм и недостаточной гигиены в Шанхае. Уничтожение шанхайских евреев также входило в планы немецких нацистов. При содействии германского генерального консула Мартина Фишера были разработаны три плана: привлечь евреев к принудительным работам на голодном пайке, таким образом, их количество сильно сократится. Выживших евреев под каким-нибудь предлогом посадить на неуправляемый корабль, вывести его далеко в море и там оставить. Третий вариант предусматривал создание при содействии немцев на острове Потонг газовых камер. Главное – уничтожить всех евреев в Шанхае. Удобнее всего для этого было бы использовать еврейский новогодний праздник Рош ха-Шана, когда все еврейские семьи собираются вместе.

В своей речи, посвящённой Шоа, Финкельгрюн вспоминает о своей дальнейшей жизни: в 1946-м году он вместе с бабушкой, пережившей несколько концлагерей, и тяжелобольной вследствие преследований матерью отправляется в коммунистическую Прагу, где он в течение трёх лет посещает начальную школу. В 1951-м году девятилетний Петер, мать которого скончалась год назад, уезжает вместе с бабушкой в Израиль, где его ждала его тётя, уже давно эмигрировавшая в тогдашнюю Палестину. Вначале Финкельгрюн жил у неё, в кибуце Кфар Хаммакаби, позже в Кфар Самир, маленьком посёлке на севере Израиля.

Петер посещает в Хайфе школу, которой руководит французский священник. Языки обучения французский и арабский. Он вспоминает первый год: «Я понимал ещё меньше, чем на иврите. Я болел, целыми днями прогуливал уроки, знал Хайфу вдоль и поперёк. Вместо школы я ходил в антикварные лавки». В 1959-м году, в 17-летнем возрасте, после окончания школы в Израиле, узнав о «компенсационных выплатах», он с двойственным чувством едет получать высшее образование в совершенно ему незнакомую Германию. Учится на факультете социологии и истории. Затем работает журналистом на «Немецкой волне». Конфронтация с антисемитизмом 60-ых годов, с которым он снова и снова сталкивается, порождает в нём чувство неуверенности. В 1979-м году он работает вместе с Хенриком Бродером. Они редактируют и издают еврейскую газету: на первой странице заголовок «Свободный еврейский голос». Она выходит ежемесячно. Левые политические темы, острый анализ и протесты против правого экстремизма.

С 1982-го по 1988-ой годы у Финкельгрюна появилась возможность вместе с Гертрудой Зеехаус в качестве корреспондента, а также руководителя фонда Фридриха Ноймана, поехать в Израиль. «Это были самые счастливые годы моей жизни. Мы были полны надежд на то, что отношения между израильтянами и палестинцами улучшатся».

В 1988-м году, после возвращения в Германию, Петер Финкельгрюн узнал имя убийцы своего деда (он был убит 10.12.1942г. в Терезиенштадте Антоном Малоттом). В течение десяти лет он вёл беспрецедентную юридическую и публицистскую борьбу против убийцы.

Поддержку ему оказывал его друг Ральф Джордано. Он назвал дортмундского генерального прокурора, который всеми способами препятствовал преследованию убийцы, «надутой лягушкой». Впечатляющий успех: скандал вокруг того, как юстиция обходится с убийцами стал, наконец, достоянием общественности.

Март 2012-го года, Финкельгрюну исполнилось 70 лет. 70 человек собрались на Зюльцгюртеле, чтобы согласно еврейской традиции посадить дерево в память убитого в Терезиенштадте Мартина Финкельгрюна. «Перед деревом мы положили два массивных валуна. Их невозможно украсть» – такова была идея. На одном из валунов закреплена металлическая табличка с посвящением погибшему.

В 2016-м году мемориальную табличку залили краской. Память должна быть целенаправленно уничтожена. Финкельгрюн отреагировал лаконично: «От установления памятного камня до первого его повреждения прошло четыре года и четыре месяца. Это много или мало? Таково положение в городе».

В 2014-м году, во время войны в секторе Газа, он остро ощущает одиночество Израиля. Финкельгрюна одолевают сомнения – возможна ли дальнейшая жизнь евреев в Германии?

На этом, с китайской открытостью организованном, вечере памяти в чешском посольстве в Пекине присутствовало около ста китайских и иностранных гостей. Петер Финкельгрюн зачитал отрывок из своей книги «Империя Лесного Царя. История одного обмана» (1999).

Уже за четыре недели до этого события, в конце января, Китай и Израиль отметили 25-летнюю годовщину установления дипломатических отношений. Его подписали министры иностранных дел Давид Леви и Цянь Цичэнь в Пекине 24.01.1992 г. Первым израильским дипломатом был умерший три года назад Зев Суфотт. В 1997-м году Суфотт в книге «Китайский дневник: к установлению дипломатических отношений между Китаем и Израилем» описал свой опыт работы в области китайско-израильских отношений. В то же время Китай – первая дальневосточная страна, которая признала Израиль в 1950-м году.

Если оглянуться на прошлое, взгляду предстанут отнюдь не безоблачные отношения: связь между обеими странами существует со времён еврейской общины в Кайфенге тысячу лет назад. Несколько месяцев назад были опубликованы свидетельства о том, что Китай неожиданно подавил еврейскую жизнь в Кайфенге. Единственный еврейский учебный центр Шавей Исраэль был закрыт. Шавей Исраэль годами пытается сделать возможным переселение в Израиль китайских евреев.

Наряду с возможностью получения визы сроком на десять лет для предпринимателей и туристов, появившийся прямой авиарейс между Тель-Авивом и Пекином компании Hainan Airlines совместно с El Al, является новым шагом на пути к более интенсивным контактам между обеими странами.

Автор, Роланд Кауфхольд, в настоящее время работает над книгой о П. Финкельгрюне

Перевод Н.М.

 

Kommentar verfassen