Не левый плейбой

Илих Рамирец Санхец, называемый: Карлос …

Автор Gaston Kirsche
Более короткая версия издана в : Jungle World v. 16. марта 2017

13 марта начался в Париже третий по величине судебный процесс против  Илих Рамирец Санхец, который до перехода в мусульманскую религию во время тюремного заключения, носил псевдоним  Карлос. В елегантной куртке, с воткнутым в кармашек красным платочком, он стоял перед публикой, посылая ей воздушные поцелуи. Рамирец наслаждался выступлениями в общественных местах и пользовался присутствием интернациональных средств массовой информации, упрекая и обвиняя стремящихся заработать юристов  в защите „сионистских интересов“. Адвокат объяснила с его слов, это „совершенно непонятно“, почему он сейчас стоит перед судом, ведь прошли десятилетия со времени совершённых покушений. О том, чтоб прийти к пониманию совершённого или о сожалении, никаких следов, вместо этого утверждение о том, что все убийства совершены под знаком революции. В жалобе , которую подали родственники потерпевших, Рамирец  обвиняется  в том, что он в 1983 году,  в многолюдном торговом центре  парижского квартала Латин, бросил ручную гранату.  В результате погибло 2 случайно находившихся там человека , 34 человека получили тяжёлые ранения.

Рамирец хотел этим, и последовавшими затем террористическими покушениями, добиться освобождения находившейся в Париже в тюремном заключении, немецкой жены Магдалены Копп. Kopp была членом организованной  её мужем в 1976 вооружённой группы „Organisation des Révolutionnaires Internationalistes“, ORI. Группа находилась под защитой иракского диктатора Саддама Хуссейна в Багдаде. С помощью этой группы вооружённых добровольцев, за хорошее денежное вознаграждение, проводились террористические покушения до 1991, за которые как правило никто не перенимал ответственность.

На основании четырёх покушений Рамирец был в двух судебных процессах приговорeн к пожизненному заключению. Он взрывал бомбы в поездах и в метро, перед бюро одной из газет, которая критично отзывалась о жестоких действиях в Сирии. 11 мёртвых, более 150 раненых-столько жертв принесли его четыре террорестических покушения.

“ Никому в палестинском сопротивлении не удалось так много людей уничтожить как мне“ с гордостью заявлял  Рамирец в одном из интервью с корреспондентом газеты из Венеcуэлы. В его глазах это не было личной войной, а борьбой революционера.

Рамирец находился в теснейшем контакте с ливийским диктатором  Муаммаром Каддафи  и сирийским диктатором  Башaр Хaфез аль-Асадoм.

Рамирец родился  12 октября 1949 в Венесуэле, его отец был адвокатом и коммунистом, что дало ему возможность оплатить образование сыну в  университете Патриса Лумумбы в Москве. Там  Рамирец вступил в контакт с членами народного фронта для освобождения Палестины(PFLP), организацией, которая в борьбе против Израиля использовала марксистскую терминологию .

В 1973 году Рамирец совершил первое покушение по поручению организации PFLP. Он ворвался в жилой дом Иосифа Едвард Сиеффа  в Лондоне и стрелял ему в голову. Сиефф остался чудом в живых. По убеждению Рамиреца Сиефф должен был умереть, так как он был знаменит и известен в Англии своей поддержкой Израилю.

В  1975 году Рамирец пробовал совместно с двумя другими членами так называемой интернациональной организации  на парижском аэродроме Орли обстрелять ручным  противотанковым гранатомётом гражданские самолёты израильской авиакомпании El Al.   С палестинской организацией PFLP он рассорился в 1976, из-за обвинения в присвоении не ему принадлежащего выкупа.  До 1991  Рамирец жил со своей женой  Магдаленой Копп и их общей дочерью в большом доме в Дамаске,  защищённый Асадом и его режимом. До ареста французским вооружённым командованием в 1994 году, он жил в Хартуме, столице исламского Судана. С 1994 года  он находится в тюремном заключении во Франции. Там он принял ислам и высказал свою солидарность  Усаму бен Ладен. Это не помешало многим  левым сохранить с „Карлосом“ солидарность.

Президент Венесуэлы Чавес, Уго, буквально через месяц вступления на пост, писал в марте 1999 года своему“уважаемому земляку“ личное письмо “ в глубокой вере в  дело и миссию в настоящем времени и навсегда“.  То, что Рамирец приветствовал  террористическoе покушениe 11 сентября 2001 года, как  и его поведение в настоящее время перед судом, говорит о том, что он остался верным себе и жестокому делу  антисемитского  и всё подавляющего антиипериализма.

Перевод Эммы Бейгель

Kommentar verfassen